WWW.ZRD.SPB.RU

ИНТЕРЕСЫ НАЦИИ - ПРЕВЫШЕ ВСЕГО! 

  Главная страница сайта  
    Новости  
  Номера газет, аудио информация, электронные версии  
  Интернет-магазин: книги почтой, подписка, электронные версии.  
  Славянская Община Санкт-Петербурга и Лен. области  
  Фотографии: демонстрации, пикеты, другие мероприятия  
  Письма читателей, которые не вошли в бумажные выпуски газет  

ВЫХОДИТ С АПРЕЛЯ 1991г.

ВСЕРОССИЙСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА

  Творчество читателей  


1993. Белый дом. Русское восстание

Миха ПОРШЕНЬ
http://bydesh.narod.ru/

Новый год – праздник идиотский. Дело даже не в том, что всё современное дегенеративное «человечество» справляет день рождения Григория XIII (1). Дело в том, что это праздник семейный – жёнушки да детишки растаскивают нас по уютным норкам, каждый где-то далеко, каждый в одиночку вязнет в индивидуальном болоте бытового конформизма, а вокруг толпы обывателей, которым позволили раз в году пошалить, пытаются изобразить веселье. Новый год – это скучно.
В минувший нов.год (т.е. только что) меня зачем-то оторвали от чтения великолепного романа генерала П.Н. Краснова «Амазонка пустыни» (другое название «У подножия Божьего трона»), зачем-то потащили за стол, зачем-то включили телевизор с новогодней речью президента, потом все принялись этого президента обсерать (и зачем телевизор только включали?), потом, сказав пару банальных тостов, чокнулись шампанским, и ушли на улицу пулять петарды, оставив, наконец, меня в покое.
Подумалось мне: скорей бы Годовщина. Там соберутся все наши. Там будет круто и по-настоящему весело. По драйву Годовщина для нас, – тоже что и нов.год для глупого обывателя. И если нов.год нас разъединяет, то Годовщина – как раз наоборот, к неудовольствию жён и тёщ. С этой даты началась новая эра, и поэтому Годовщина – и есть Настоящий Фашистский Новый Год.
Каждый раз к Годовщине хочется написать что-то эдакое, типа воспоминаний и/или какого-нибудь пафосного текста. Но всегда не хватает времени. Посему именно сейчас, в первые минуты наступившего января наступившего года, под залпы китайских петард и пошлое завывание обывателей, включил я компьютер и начал описывать

1993. БЕЛЫЙ ДОМ. РУССКОЕ ВОССТАНИЕ.

Содержание:

История, политология, метафизика.
1. Белый дом и коммунисты.
2. КПРФ и ЛДПР.
3. Победа восставших.
4. Восстание и Путин.
5. Третье против четвёртого.
Оборона (21.09-01.10)
6. Магия чисел.
7. "Выгул собачки"
8. Будни.
9. Бухло.
10. Оружие.
Погромы.
11. 2 октября.
12. Понеслось!
13. Мент и жыд.
14. Свиная рулька.
15. Знамя.
Революция.
16. Бланк.
17. 3 октября. Начало.
18. На Останкино
19. Боец Костя.
20. Экспроприации.
21. Дятел и дураки.
22. Сладкое слово «Анархия».
Останкино.
23. Западня.
24. Пальба
25. Шоу
26. Лейся песня.
27. Уходим.
Послесловие. Наши есть везде.


История, политология, метафизика.

1. Белый дом и коммунисты.

Надо сразу оговорится: защита Белого дома и Восстание 3-го октября, конечно же, не было защитой какой-то там Советской власти. Да, мы обороняли т.н. «Дом Советов» (т.е. Верховный Совет Российской Федерации), но людям, пришедшим тогда к Белому дому на Советы было глубоко чхать. Люди шли на баррикады желая свергнуть власть жидов над Русью, уничтожить кавказскую мафию, которая вела себя предельно нагло, остановить потоки грязной русофобии, которые изливались на нас из телевизоров и со страниц либеральных газет. Родившимся после 90-ых сложно представить, ЧТО приходилось терпеть тогда Русским на своей собственной земле.
Конечно, среди восставших было много и коммунистов – анпиловские безумные бабки из «Трудовой России», обдолбавшись льготных лекарств, агрессивные и организованные, становились (без тени иронии) мощной силой, способной обратить в бегство любой ОМОН.
Но, во-первых, это были совсем другие коммунисты – достаточно почитать большевистские газеты того времени: в сравнении с ними «Народный наблюдатель» отдыхает (собственно, коммунистические издания 90-х (за редкими исключениями) писали ПРАВДУ, что так несвойственно красным).
Во-вторых, главный коммунист всея Руси - Зюганов официально не принял участие в восстании, запретил своим членам своей партии идти к Белому дому, «осудил насилие» и т.д. (На этом КПРФ сделала хороший политический гешефт, но об этом ниже).
И в третьих, большинство организаций участвовавших в Событиях были черносотенными, белогвардейскими, националистическими, фашистскими, но уж никак не коммунистическими. Именно эти организации дали Восстанию наиболее боеспособные подразделения, укомплектованные молодыми и здоровыми бойцами. А уж этнически защитники Белого дома на 99,99999999999999% были Русскими.
Кроме того, многие депутаты Верховного Совета и другие руководители и идеологи Восстания были нашими, той или иной степени «нашести». Поэтому открыто велась речь о Русском Восстании и использовании красных лишь в качестве временных попутчиков.
Однако либеральным властям РФ было выгодно навязывать байку об «угрозе коммунистического реванша», поэтому СМИ записали всех восставших в коммунисты. Естественно, эта дезинформация была выгодна и самим коммунистам.

2. О роли КПРФ и ЛДПР.

Глава КПРФ Г.А.Зюганов в начале 90-х представлял из себя лидера небольшой группы явных аутсайдеров. На коммунистических митингах он выступал 15-16 оратором, сереньким и незаметным, особенно на фоне блиставшего тогда Виктора Анпилова. Вообще о существовании КПРФ мало кто знал, кроме умудрённых пиаром политологов.
Звезда КПРФ взошла именно благодаря предательству Зюгановым защитников Белого дома.
До начала активной фазы Событий, Зюганов обнародовал заявление о неучастии КПРФ в Восстании. Поэтому позже, после расстрела Белого дома, когда все оппозиционные организации были запрещены, КПРФ сохранила легитимность перед жидовскими властями, что позволило Зюганову участвовать в следующих выборах. Народ, настроенный очень оппозиционно, голосовал тогда за КПРФ, несмотря на все подтасовки результатов, сделав её ведущей оппозиционной партией.
Однако народ голосовал не за Зюганова, а против Ельцина. Просто другого выбора не было – все лидеры октябрьского Восстания, которые могли бы составить конкуренцию Зюганову, сидели в тюрьмах, а их партии и организации были разогнаны.
Если бы не было КПРФ, то большинство просто не пошло бы голосовать, и выборы (в соответствии с тогдашними законами) были бы не действительными, что могло дать начало новым беспорядкам, в результате которых власть либералов на Руси могла бы быть уничтожена. Т.е. КПРФ спасла «молодую российскую демократию», т.н. «Семью» и её семитское окружение. Но и без этого факта и так всем понятно, что Зюганов всегда шестерил на Кремль.
С ЛДПР ситуация была точно такая же, как и с КПРФ. Просто Жириновский много талантливее Зюганова, поэтому он проделал всё более изящно и вызывает гораздо меньшее омерзение. Более того, в отличие от кучки старпёров, которые (на то время) и являли собой КПРФ, в партии Жириновского состояло много молодёжи. Эта молодёжь, как тогда говорили, «была национальномыслящей», и, насрав на запрет своего вождя, примкнула к восставшим. После поражения Восстания много националистов прошло в Госдуму по партийным спискам ЛДПР.
Нельзя не отметить и ещё один факт – именно тогда в Госдуме большинство составили ЛДПРовцы и КПРФовцы (а ЛДПР тогда была крупнейшей фракцией ГД), и именно они приняли постановление об амнистии всем участникам Восстания октября 1993 года. За это им нижайший поклон, ибо жиды и либералы тогда грезили репрессиями против восставших Русских, и если бы ни эта амнистия, то хрен его знает, как бы оно всё вышло – рассказы о зверствах коммунистов начала 20-го века могли бы показаться нам детскими сказками.
Но, как говорится, самый лучший мир хуже доброй драки. Именно эти две организации сгладили конфликт, перевели противостояние в дебаты ток-шоу, благодаря чему красно-коричневая оппозиция (как нас тогда называли) в целом упустила инициативу, и, не воспользовавшись правительственным кризисом, в конце-концов исчезла с лица земли. Весёлое время закончилось, начались скучные предвыборные пиар-технологии.

3. Победа восставших.

Восстание 1993 года было подавлено, расстреляно, растоптано и оболгано. Но надо отметить, что именно после того октября, власти резко изменили внутреннюю политику, которая до того была откровенно русофобской. Конечно, с одной стороны это плохо – ибо снизило накал борьбы: власть в РФ продолжает принадлежать нерусским, и теперь именно они проповедуют патриотизм и православие. Эта обволакивающая и убаюкивающая пропаганда, расслабляющая и отупляющая, хуже и гаже открытого противостояния.
Однако противостояние это хорошо, когда у нас есть СМИ – хотя бы один телеканал, хотя бы 600 секунд. Если вспомнить, сколько детских душ было загублено телевидением 90-х, когда все каналы поносили всё Русское, воспевали жидов и янки, восхваляли педерастию и наркоту, и т.д., и т.п. Наши люди просто выбрасывали на хер телевизоры. Но дети обычных обывателей, разве они виноваты, что появились на свет в семьях глупых родителей, для которых телевизор главный атрибут их никчёмной жизни?
Поэтому гнев восставших был направлен против Останкинской телебашни. И эта вылазка несомненно увенчалась успехом – мы изменили россиянское телевидение коренным образом: теперь мало кто рискнёт гнать в эфир открытую русофобию. Враг пока не уничтожен, он затаился, но хотя бы вынужден засунуть язык себе в жопу.
И это очевидная победа. Хотя, конечно, надо было брать штурмом Кремль, расстрелять «банду Ельцина», а потом валить и Руцкого с Хасбулатовым – это понятно. Но получилось то, что получилось. И история пока ещё не кончилась – всё ещё только начинается..

4. Восстание и Путин.

Результаты Восстания 1993 года, конечно же, не сводятся только к изменению информационной политики «независимого» телевидения. Власти Россиянии постепенно поменяли свою политику коренным образом, и произошло это именно под угрозой повторения нового восстания. Перечислять конкретные изменения не имеет смысла. Все заслуги (мнимые и реальные) Путина и питерских братков, пришедших на смену ельцинской Семьи, это есть ни что иное, как выполнение требований восставших в октябре 93-го. Однако эти требования выполняются половинчато, можно сказать - косметически, и самое главное из них игнорируется.
А главное наше требование и тогда, и сейчас – Россия для Русских. Вся власть в этой стране должна принадлежать нам. А для этого необходим новый передел собственности, которая тоже должна вся отойти нам. Ибо весь ХХ век прошёл в постоянных грабежах Русского народа, когда имущество Русских, так или иначе, переходило к инородцам. Всё чем владеют они – украдено у наших отцов и дедов. Всё чем владеют они – по праву должно принадлежать нам. И пора восстановить историческую справедливость: грабить награбленное.
Естественно, что ни один выкормыш советской системы, ведущий свою родословную от жида-комиссара, это главное наше требование никогда не выполнит. «Идите и работайте!» - скажет нам он, - «тогда ваши хозяева, может быть, увеличит вам пайки». И тут важный момент – мы и не просим выполнять кого-то эти требования. Мы намерены САМИ воплотить в жизнь эти стоящие перед нами задачи. Поэтому наше Восстание незакончено, и не будет закончено до самой нашей полной и окончательной победы.
Тем не менее, Восстание 1993 года – есть момент переломный и это трудно отрицать. Поэтому Годовщина Восстания – есть начало новой эры. Нашей эры.

5. Третье против четвёртого.

С лёгкой руки участника Событий и одного из лучших русских поэтов Алексея Алексеевича Широпаева ещё в 90-ых в лексиконе русских националистов появился термин «патриоты-тараканники». Термин сей обобщает людей, которые, по православному говоря, пребывают в прелести. Эти люди на полном серьёзе считают, что якобы существует какая-то Россия, которую нужно любить и защищать. Ради этой выдуманной России они готовы принести в жертву всё, в том числе русских. Но вся их Россия – это несколько пьяных тараканов, бегающих у них на кухне; плюс Красная армия, состоящая из срочников-дагестанцев и профессиональных басмачей Кадырова; плюс Московская Патриархия, погрязшая в бизнесе, содомии и ереси жидовствующих, плюс Труба, качающая нашу нефть на Запад; да ещё кучка неруси, которая всем этим владеет (в т.ч. и кухней с тараканами). Яроврат (2) абсолютно прав: Российская Федерация – это государство враждебное Русскому народу. Патриотизм – воистину прибежище негодяев. И дураков.
Патриоты-тараканники вкупе с КПРФ пытаются приватизировать События 93-го года. И хотя многие тараканники принимали участие в обороне Белого дома - отличие между нами и ими принципиальное. Для нас Годовщина – это 3 октября – именно тот день, когда произошло наше Восстание. Для нас Годовщина – праздник.
Для тараканников Годовщина – это 4 октября – дата расстрела Белого дома, когда Революция была раздавлена танками. Главное действо в их почитании Годовщины – это панихида. Ими движет мазохистское желание всё время плакать о погибших и бесконечно проклинать «Бориса Кровавого». Они странные, «вечно вчерашние» люди, не вызывающие ничего, кроме жалости. При этом надо отметить, что их гораздо больше.
Мы же 3 октября идём «к Кресту» (мемориальному комплексу у Белого дома) не ныть о жертвах и пить водку (хотя без водки, конечно, не обойдётся))). Мы идём зарядиться энергетикой тех дней, вдохновиться героикой живых и павших, почтить прошлое во славу Грядущего, напитаться погромного драйва бунта, революции, неповиновения, восстания.
«Слава Победе!» - грохочем мы над превращённым в памятник остатком баррикады, под сенью имперских флагов. И здесь Будущее встречается с настоящим, чтобы не посрамить прошлое. Здесь происходит таинство – рождается неведомая мощь, власть и сила, которая делает нас отличными от мертворожденных зомби-обывателей. Имя этой силе – Жизнь, она осязается здесь всюду в эти дни, и даже гундосые тараканники не могут испортить нам это торжество подлинной жизни. Тот, кто видит эту силу, тот не зря появился на свет Божий; тот же, кто слеп, лучше б и не родился вовсе.
Обычные праздники, дни рождения, и даже почитание Четверга (3) в сравнении с Годовщиной кажутся мелочью и пустой суетой. Они не дают такого заряда жизненной, молодецкой, фашистской энергетики, которой вполне хватает на все 12 месяцев, до Годовщины следующей. Поэтому дата 3 октября – есть Фашистский Новый Год. Наш Новый Год.


Оборона

6. Магия чисел

Итак, 21 сентября президент Б.Н. Ельцин (или как его было принято называть – Е.Б.Н.) подписал указ № 1400 о роспуске Верховного Совета.
Этот указ, знамо дело, нарушал действовавшую тогда конституцию, был преступным и блаблабла, блаблабла. Нам было по хрену. Главное – Началось!!! Не сговариваясь радикалы, оппозиционеры и просто искатели приключений устремились к Белому дому. Сердце тревожно трепетало, но нельзя сказать, что это ощущение неприятно – сейчас мы их всех убьём! – сладко шептал внутренний голос..
Кто-то быстренько сообразил – ежли цифирь 1400 поделить на 21, то получится.. число Зверя. А из нас никто и не сомневался, что ельцинская хунта – это банда сатанистов. А значит – Бог за нас. А значит – сейчас вы все получите пиздюлей.

7. "Выгул собачки" и ожидание будущего.

По прошествии времени сложно восстановить хронологию происходившего с нами в те горячие дни. Период с 22 сентября по 1 октября включительно – это была сплошная череда стихийных митингов и потасовок с милицией. Скучно не было.
Страсти особо накалились после того, как власти начали блокаду Белого дома – БД обнесли режущей проволокой, запрещённой всеми международными конвенциями. У меня только-только родился первый сын, поэтому я редко оставался у БД на ночь. Но каждый день партизанскими тропками пробирался сквозь омоновское оцепление, доставляя защитникам Белого дома еду и сигареты. Как правило, со мной был В.Залесский, ныне высокопоставленный мент.
Пробираемся как-то мы с Вадимом через стадион к БД. С нами ещё несколько мужиков. Почти уже добрались: осталось метров 10 до забора, а за забором наши. Вдруг, откуда не возьмись, ОМОН. Все шарахнулись по кустам, только один престарелый невысокий мужичонка не успел удрать и "прикинулся шлангом" – встал рядом с деревцем и стоит, как будто, так и надо. И почти ж подействовало! Несколько ОМОНовцев прошли мимо, не обратив на мужичонку никакого внимания. Мы уж думали – пронесло. Но вдруг, какой-то мент углядел мужичонку-то и подошёл к нему. "Вы чего-то ждёте?" – спросил мент. "Будущего" – невозмутимо ответил мужичонка.
Потом ОМОНовцы повязали нас всех, но ничего не сделали, просто вывели со стадиона в сторону противоположную БД и сказали идти по домам. Мы же обогнули стадион и попытались проползти с другой стороны. А когда и это не удалось, то нашли третий путь, приведший нас к нашей цели. А бывали дни, когда пробовали и по пять, и по шесть раз – народ мы настырный))
+ + +
Ползём мы, значит, в другой день сквозь какие-то кусты, в потёмках, через проходной двор слева от БД (ежли смотреть со стороны набережной). Раздвигаю руками куст и к ужасу своему вижу, что с другой стороны этот же куст раздвигает руками мент-ельциноид. Столкнулись нос к носу. «Шура!!!»- заорал я первое, что пришло в голову. «Чего???» - сказал мент, пересравший не меньше чем я. «Собачку не видели тут?» - прикинулся я чайником, - «Маленькую, рыжую, Шурой зовут? Местный я. С собачкой вышел гулять. А вы тут шумите, стреляете, собачку мою испугали, убежала она. Ищу вот. Нет покоя от вас нам местным жителям!» Мент прекрасно понял, что никакой я не местный, однако решил не накалять ситуацию. «Не видел я никаких собак..» - сказал мент и растворился в темноте.
Я дополз до проходного подъезда, вход в который был со двора, а выход аккурат к Белому дому. Там уже скопилось около дюжины соратников. Дальше вышибание «с ноги» двери и марш бросок до ближайшей баррикады. Опасность такого броска в том, что тебя могут не только отпиздить или пристрелить менты, но так же и свои родные защитники БД могут посчитать, что наш маршбросок – провокация ельциноидов и проломить тебе череп монтировкой. К счастью фашисты – всегда личности яркие, и нас все узнают в лицо.

8. Будни.

Потусовавшись у БД, передав защитникам еду и весточки "с воли", я (опять же, как правило, с В. Залесским) отправлялся домой. "Выход" из осаждённого Дома Советов был гораздо проще, чем "вход": мы подходили к ментовскому оцеплению и просто сдавались. У нас переписывали паспортные данные (Залесский был ещё школьником, и все шутили, что он должен носить с собой дневник), иногда Некто-в-Штатском читал нам мораль, после чего нас отпускали. "До завтра!" – прощались мы с ментами, а те поначалу ржали, думая, что мы шутим, думая что БД полностью оцеплён и надёжно блокирован. К их удивлению на следующий день история повторялась, а потом повторялась ещё и ещё. Но первый раз сдаваться было страшновато: а вдруг арестуют, отпиздят и распилят на органы?! – этот вопрос обсуждался весьма серьёзно. Обсуждение переросло в бурную дискуссию, которую внезапно завершил наш соратник, архитектор Коля Болгарин: он не выдержал, вскочил на баррикаду и, размахивая монтировкой, выдал длинную яркую речь в адрес властей и милиции, где самым мягким словом было "сволочи". Незнаю какой эффект эта, полная смачных эпитетов, речь произвела на ментов, но на коммунистов воздействие этого монолога было очевидно – они прибежали и обвинили нас в провокации. Собственно, коммунисты всё время этим (и кажется только этим) и занимались – перманентно уличали нас в каких-то провокациях.
+ + +
Не всякий раз удавалось прорваться в Белый дом. Например, однажды ОМОН встретил нас прямо на выходе из метро "Баррикадная", причём менты избивали всех подряд – местных жителей, случайных прохожих, обывателей и всех кто попадался под руку. Тем временем силы повстанцев накапливались в подворотнях большого дома в Большом Конюшковском переулке. Когда наша численность превысила критическую массу, мы перешли в атаку и погнали ОМОН в сторону Зоопарка. Очистив оперативное пространство, революционные массы построили баррикаду, перегородив Баррикадную улицу (какой каламбур!))) ОМОНовцы начали разбирать баррикаду, разбрасывая по улице хлам, из которого она состояла. Наши, в свою очередь, проходили дворами ОМОНовцам в тыл, собирали весь этот хлам, тащили его к нам и укрепляли им баррикаду с нашей стороны. Т.е. с одного боку (со стороны Зоопарка) баррикаду разбирали, с другого (со стороны Кудринской площади) – её строили. Таким образом, баррикада медленно передвигалась вверх по улице и прошла её почти всю.
Иногда столкновения вспыхивали и в других частях города. Помню, мы атаковали какой-то ВУЗ, где должен был выступать Е.Б.Н. и, кажется, юморист Задорнов. Ещё помню, разгромили какой-то фешенебельный ночной клуб, в котором проходило мероприятие в поддержку политики Е.Б.Н. Собравшиеся на тот тусняк глупые тёлки и мажоры абсолютно искренне недоумевали, почему мы их бьём. В то время общество было поделено на две неравные части: меньшинство, у которого нет никаких проблем, и большинство, у которого нет никаких перспектив. Первые совершенно не понимали, что вторые могут и будут отстаивать своё место под солнцем. Булыжником и монтировкой мы, вобщем-то, строили гражданское общество)). И эти аргументы – весьма весомы.
Так проходили наши будни – не было ни дня, чтоб кому-нибудь не попал в реанимацию. Как-то раз пришёл домой, включил телевизор, а на экране какая-то толстая тёлка говорила, что оппозиционеры, дескать, вытоптали какой-то газон, когда дрались с милицией, и согласно россиянскому законодательству нас всех надо оштрафовать. Ничто так не поднимает настроение, как тупорылость врага….

9. Бухло.

Спиртное в осаждённом Белом доме было категорически запрещено (всем, кроме Руцкого, который квасил в своём кабинете), - подразделение казаков следило, чтоб на баррикадах никто не бухал. Однако запрет действительный для обывателей, коммунистов и прочих разновидностей рабов, не распространялся на нас, фашистов. Раса господ мы, в конце концов, или как?!))
Помню Шайба (ныне соредактор журнала «Мракобесъ») сутки простоял на посту, ибо его должен был сменить соратник Герхард (ныне высокопоставленный мент), и Герхард честно пытался это сделать, но концентрация спирта «Рояль» в его крови, а также земная гравитация, не позволяли совершить данный акт. Герхард неоднократно пытался дойти до поста, но падал в куст.
+ + +
Надо сказать, что подразделение МВД, которое охраняло Белый дом, не подчинилось ельцинскому указу, продолжало честно выполнять свой долг и блаблабла. Вобщем было на нашей стороне.
Как-то мы с соратником Меховой Головой (ныне высокооплачиваемый пиарщик, легко разводящий на бабло и Кремль, и оранжевых) и ещё с кем-то шли вдоль баррикад, дабы найти уютное место для распития поллитры. Нас тормознули менты-защитники БД.
«А чего это у тебя свастика в петлице???» - наехал на меня майор, - «Родину не любишь??? Наши деды воевали и блаблаблаблабла..» Мы объяснили ему, что это ваще самый древнерусский символ, рассказали про убиенную комиссарами Царицу Александру Романову, про кержаки, про Аркаим и про Грядущую Русь. Самым весомым аргументом в пользу свастики стала поллитра. Через полчаса мы уже побратались, выпивали-закусывали и вели разговоры за жизнь. Мимо проходила кучка коммунистов.
«А чего это у тебя свастика в петлице???» - наехал на меня один из красных. «Фашист недобитый, подонок!» - визжал коммунист и тянул ручёнки, чтобы сорвать с меня солярный знак. Но тут вышеупомянутый майор вскочил и начал судорожно расстёгивать кобуру:
«Ты чё, сука, родину не любишь??!!» - орал майор, наливаясь кровью и тыча коммунисту в кадык табельным ПМом.
Коммунисты быстро ретировались.
+ + +
Отмечу, что подразделение наших белодомовских ментов дралось до последнего, хотя они безыдейные и ничего не мешало им уйти. Более того, ельцинисты сулили им много бабла и льгот. Но они дрались, ибо они – Настоящие Русские Мужики. Уважаю.
Как потом выяснилось, один такой мент живёт по соседству со мной. Иногда (встречались бы чаще, если б он постоянно не сватал бы за меня свою дочь) я захожу к нему, выпиваем-закусываем, и он взахлёб начинает в сотый раз вспоминать те События. Он обычный обыватель, да ещё и мент, но всему видно, что происходившее в те дни – самое сильное переживание в его жизни. И если б не наша Революция, то ему на старости лет просто нечего было бы вспомнить, как и многим миллионам обывателей. Война – это то, что необходимо каждому мужчине, даже если он сам об этом не подозревает. Её не заменишь ни какими суррогатами. Без войны мужики становятся быдлом, а какой-нибудь очередной Ницше чахнет над вопросом: "Возможно ли их облагородить?"

10. Оружие.

Числа, приблизительно, двадцать не помню какого, нам вдруг выдали оружие. Минут 15 мы держали Калашниковы в руках, после чего прибежали какие-то депутаты и оружие снова отобрали.
«А чего нам делать, если начнётся штурм???» - спросил кто-то из наших.
«Кричите «Слава России» и с достоинством отступайте» - без тени иронии, на полном серьёзе ответил какой-то тупорылый «народный избранник». Ему хотели набить рыло, но он сбежал.
Ствол остался только у командира казачьей сотни (как там его звать-то?). Ну, ещё у Петровича (главы РНЕ А.П. Баркашова). Из наших ствол был только у соратника Майонеза, который ходил бухой в немецкой каске и втирал всем, что он «омоновец перешедший на сторону народа». (Кстати, были и реальные ОМОНовцы дезертировавшие из своих подразделений и примкнувших к восставшим. Один из них – огромный мужичина (имя, естественно, забыл) знакомый мне ещё по погрому 1-го мая, где он также дрался на нашей стороне). Вобщем, оружия у ополченцев не было почти ни у кого. Ибо Руцкой с Хасбулатовым боялись нас. И правильно боялись)))
Меж тем в подвалах Белого дома были большие запасы – и Калаши, и СВД, и РПГ; говорят там даже какое-то химическое оружие было. Но этот арсенал остался не востребованным. Надо было сразу Руцкого вальнуть и всё это захватить и использовать.
Но на деле, всё дошло до гротеска. 4 октября, когда по БД лупили танковые орудия, фашисты были вооружены только кухонными ножами и монтировками. И только когда подразделение коммуниста-антисемита Макашова побросало автоматы и пошло сдаваться, только тогда наши наконец-то вооружились брошенными коммунистами стволами и открыли огонь по противнику. Из наших там были Гагарин (ныне sXe), Спец (спецназовец, Герой России) и Борман (бывший компьютерный гений, ныне оголтелый гонщик 4х4).

Погромы.

11. 2-ое октября.

Либералы изображали всем видом, что ничего такого не происходит, просто кучка сумасшедших (естественно) коммунистов, забаррикадировалась в Белом доме. Поэтому в 300-ах метрах от БД, на пересечении Смоленской площади и Арбата установили большую сцену, чтобы провести какой-то фестиваль, - успокоить общественность, наглядно продемонстрировав, что в Москве всё спокойно. И феерическое шоу действительно состоялось. Только это был совсем другое шоу..))
Часам к 14.00 я подъехал на Смоленку. Из наших там были Костя Гусев, В.Залесский и Меховая Голова. Последний, собственно, и получил это прозвище благодаря столкновению 2-го числа.
То, что получить резиновой дубинкой («демократизатором») по голове – больно, мы знали нетолько теоретически. Несмотря на то, что наша организация – Фронт Национал-революционного Действия (ФНРД) – была партией интеллектуалов, наши бойцы участвовали во всех стычках и уличных драках. Поэтому я однажды, например, пришёл на митинг в пожарной каске. Но это был скорее прикол. А вот 2-го числа явно намечалась крупная потасовка, поэтому Меховая Голова надел модную зимнюю шапку, сделанную из шкуры умученного длинношерстного животного – и ментам придраться не к чему: мёрзнет человек! (несмотря на тёплую погоду), и от ударов отлично защищает. И эта защита ему пригодилась.
С чего начался погром на Смоленке? Да хер его знает – наверное кто-то кому-то хорошенько уебал. Какая разница?!

12. Понеслось!

Менты завалили какого-то мухомора из Трудовой России и забили досмерти демократизаторами и сапогами. В ответ оголтелые анпиловские старухи атаковали ментов и обратили их в бегство. Несколько ментов упали, и бабульки, почуяв добычу, начали их дубасить чем попало. «Дайте мне кого-нибудь ударить!» - пытался я протиснуться сквозь толпу, вооружённый цепью от мотоцикла. Но там где прошли оголтелые анпиловские льготницы, делать было уже нечего.
На помощь ментам прибежал какой-то непонятный отряд людей в городских камуфляжах (что для того времени было в диковинку). «Это бейтар!» - завопил кто-то. «Бей жидов! Ура!!!» - обрадовались вкусившие уже живой крови анпиловские бабки, и ринулись в атаку на новых жертв. Однако, этот отряд был хорошо подготовлен: ловко маневрируя, они неожиданно начали палить в народ из новеньких пистолетов «Гюрза». Это оружие было тогда новейшей разработкой ВПК, и до этого я видел его только на картинках. «О! Гюрза!» - подумал я, когда пуля просвистела у меня в сантиметре от темени. Надо оговориться, что бойцы в городских камуфляжах всё-таки стреляли не в людей, а поверх голов. Спасибо им. А то была бы у меня во лбу симпатичная дырка..
Пока бойцы ФНРД пинали какого-то одинокого ельциноида, где-то слева отряд монархистов-черносотенцев под имперскими знамёнами лихо топтал ментов с применением тяжёлой арматуры. Несколько случайных пуль угодили кому-то в жопу. «Уууубииилиии!» - заорали анпиловские бабки и ринулись черносотенцам на подмогу. С другой стороны в эту же толпу с разгону врезался свеженький отряд ОМОНа. Образовалась куча мала. Неожиданно из этой кучи материализовался Анпилов. Он подбежал к ближайшему коммерческому ларьку, а потом с криком «Ребята, вооружайтесь!» сунул мне в руки что-то большое, после чего разматериализовался. В руках я обнаружил ящик «Кока-колы». В этот момент вновь откуда-то вынырнул отряд в городских камуфляжах с Гюрзами на изготовку..

13. Мент и жид.

Залесский, как уже говорилось, сейчас стал высокопоставленным ментом. Но то, что он будет ментом было понятно уже тогда. И не просто ментом, а Ментом! А что общего у мента и жада? Ни тот, ни другой никогда не упустят халявы.
Представьте: вот стоишь ты. Вот в трёх метрах от тебя мужик в городском камуфляже, который целится из пистолета тебе в голову. Может быть, берёт на испуг, а может – ща как разнесёт тебе черепушку на хер.. Тут либо бежать, либо хоть что-то предпринять. Мы с Меховой Головой начали ожесточённо забрасывать камуфлированных людей бутылками с Кока-колой (4). Но Залесский не из таких.. На удивление мужика, который целился ему в лоб, Залесский сначала открыл бутылку, выпил залпом всё содержимое, и только потом пустую бутылку швырнул в того человека, который за это время мог убить его раз 15. Представляю, как тот ржал потом, рассказывая об этом своим. Не судите Залесского строго. Он был младшенький у нас и на момент описываемых событий ещё учился в школе.
Вдруг отряд в камуфляже дрогнул и убежал. Что произошло, мы тогда не поняли, но потом, просматривая различную хронику (этот момент есть в документальном фильме Александра Невзорова), было чётко установлено, что этот отряд прогнал в одиночку какой-то дед, вооружённый гигантским паленом.
Наступило небольшое затишье. Только мы хотели отдохнуть, как сумашедший коммунист подскочил к Меховой Голове и, с воплем «Получи поганый бейтаровец!», дал ему в ухо. И только тут мы поняли, что куртка Меховой Головы имеет почти такой же рисунок, как и городской камуфляж вышеупомянутого отряда ельцинистов. «Да не, мужик, успокойся, это свой» - начали успокаивать мы коммуниста, тем более что у Меховой Головы на куртке висел значок газеты «День». Пока мы успокаивали коммуниста, с другой стороны подскочил не менее сумашедший монархист и, с криком «Умри ОМОН!» треснул Меховой Голове в другое ухо. И так, вобщем-то, продолжалось до утра (шучу))).

14. Свиная рулька.

Оппозиционеры воспользовались затишьем для строительства баррикад, для чего был использован огромный забор, торговые ларьки и вообще всё, что можно использовать. Перегородив Смоленскую площадь со всех сторон, мы провозгласили её зоной свободной от Ельцина. Костя Гусев нарисовал на асфальте огромный Новгородский крест, чтобы даже из космоса было видно, кто тут бьётся за Русь Святую. Космос, правда, не отреагировал, зато это творение Кости зафиксировали во многие кадры кинохроники. На площади жгли автомобильные покрышки, чтобы дым от этих кострищ был виден в осаждённом Белом доме, чтобы тем самым ободрить наших бойцов блокированных там.

К нам присоединился Кордесов (ныне зомби РПЦМП - типа, постится, молится, слушает радио Радонеж), соратник Эдуард (ныне главный тренер одного известного спортивного клуба по одному из перспективных видов спорта) и ещё какие-то наши люди. Они бились с ментами на другой стороне Смоленки, ближе к посольству США. Рассказали, как пытались подбить коммунистов на штурм американского посольства, но те зассали. Соратник Эдуард, по обыкновению, ангажировал какую-то молоденькую комсомолку: она, глупенькая, призывала немедленно идти перегородить баррикадами Новый Арбат и остановить там движение автотранспорта, Эдуард же предлагал ей просто пойти в ближайшие кусты и «взять за щеку».
Весь день мы были на ногах, да ещё активно занимались «физкультурой» на открытом воздухе. Естественно всем дико хотелось жрать. В отдалении мы приглядели (одну из немногих уцелевших) коммерческую палатку, которая, издеваясь, манила нас висящей в витрине огромной копчёной свиной ногой. Открыто действовать было нельзя, иначе тупорылые патриоты-тараканники завизжали бы о «провокаторах и мародерах». Поэтому мы решили подождать нового наступления ОМОНа, чтобы тогда, не привлекая ненужного внимания, заняться революционной экспроприацией. Мы распределили роли: кто-то вырубает охрану, кто-то разбивает витрину, кто-то хватает еду, потом разбегаемся, встречаемся в условленном месте и жрём. Однако массированных столкновений в этот день уже больше не было, плюс к этому, нарисовалась толпа революционных бабулек, которые (в ожидании революции) на каждый митинг приходили с гигантским запасом еды, - они нас и накормили.

15. Знамя.

Ощущение того, что мы сейчас творим Историю, вольница баррикад, жажда победы – эти чувства кружили голову. Хотелось совершить подвиг. Пусть маленький, но совершить обязательно.
После очередного раунда переговоров непонятно кого непонятно с кем, по баррикадам распространился слух, что патриарх Ридигер предаст анафеме того, кто первый применит оружие. Но в нас только что стреляли! Впрочем, московская патриархия – для нас слабый авторитет: то, что мы тут творим Божью волю - для нас было чем-то само собою разумеющимся.
Не успели оппозиционные переговорщики вернуться на баррикады, как вслед им выдвинулись водомёты. За ними - ОМОН. Правда, атаке почему-то подверглись не мы, а толпа журналистов, тусовавшаяся близ сцены на пересечении Смоленки и Арбата. Так им и надо.
Я заметил Имперский стяг: он одиноко висел на столбе, под потоками воды, всеми брошенный и забытый. «Вот он - мой подвиг!» - решил я и побежал наперерез ОМОНу спасать знамя. Ни кто не ожидал, что кто-то может броситься к этим трём жалким, сшитым между собой полоскам материи, поэтому я отделался одним ударом ментовского демократизатора вдоль спины. Сейчас это кажется наивным и смешным, но тогда я был дико горд собой. Протусовавшись на баррикадах ещё часа два, с чувством выполненного долга, я отправился домой, и чёрно-жёлто-белый флаг, спрятанный за пазухой, согревал мне душу. На завтра этот флаг примет участие в штурме Останкино.

Революция

16. Бланк

Не знаю, за каким хреном нас понесло 3 октября к Бланку. Мы, естественно, были в курсе, что на Октябрьской площади собирается митинг, причём разрешённый властями. Логично было бы ехать туда. Однако мы решили встретиться на Театральной. Хрен знает почему.
+ + +
Надо пояснить, что значил Бланк для красно-коричневой оппозиции. Собственно таких мест было два. Первое - Закладной камень часовни в честь иконы Державной Божией Матери (в просторечье – Закладной), который находился там, где сейчас находится богохульное детище Лужкова-Церетели именуемое «Храмом Христа Спасителя» (в просторечье – Самовар). Второе – площадка перед музеем Ленина (в просторечье – Бланк). В этих местах тусовались националисты и оппозиционеры: здесь шла бойкая торговля правильной прессой, здесь можно было пообщаться и узнать последние новости.
В конкурентной борьбе победил Бланк (что весьма символично для современной РФ). Причин этому несколько: а) у Бланка тусовка была постоянно, у Закладного – только по воскресениям; б) Бланк находится рядом с Кремлём – место бойкое и, соответственно, более выгодное для торговцев различной прессой и атрибутикой; в) Макдональдсов тогда было мало, а в Бланке можно было на халяву сходить в туалет; г) Лужков взгромоздил Самовар на месте нашей тусовки у Закладного. Бланк тоже прикрыли, но это было гораздо позже. В период с 1991 по 98-ой у Бланка де-факто шёл перманентный несанкционированный митинг.
Я так подробно остановился на этом, так как подобное место категорически необходимо для нашей деятельности, и никакие презентации и творческие вечера не заменят его. Все презирали Бланк, считали его бомжатником, однако все, хоть раз в неделю, хоть минут на 15 забегали туснуться у Бланка. Здесь можно было встретить всех – от депутата госдумы до патриота-полубомжа. Собрать народ, чтобы провести пикет, небольшой митинг или рок-концерт – достаточно было повесить одно объявление на Бланке. Найти собутыльника – вообще без вопросов: хоть днём, хоть ночью. Некоторые прям тут умудрялись создать партию. Здесь же рождались рок-группы и редколлегии журналов и газет. Отсюда скины уходили в рейды по очистке нашего города от всякой швали.
Это вовсе не ностальгия по тогдашним временам, как подумает некто. Такое место просто необходимо – изучите внимательно опыт Шинн Фейн (ИРА), Батасуны (ЭТА) или анархистов и вы поймёте, что это так.

17. 3 октября. Начало.

Так вот: приезжаем, значится, мы к Бланку. Мы – это А.А.Широпаев, В.Залесский, Костя Гусев, я, естественно, и ещё человека три-четыре – кто точно не помню. Оппозиционного люда на Бланке на удивление мало. «Чего за хуйня?» - спрашиваем. Говорят: все на Октябрьской площади бьют ментов и Россию спасают. Поехали и мы туда, как же без нас такое мероприятие?)
Но на самое шоу мы безнадёжно опоздали – пока мы добрались до Октябрьской, народ уже вовсю штурмовал мэрию, а генерал Макашов произносил с трибуны БД своё знаменитое: «Больше не будет у нас ни мэров, ни пэров, ни херов» (5). При всём уважении к Альберту Михалычу, – похоже на скрытую пропаганду обрезания.))
+ + +
Несмотря на то, что ОМОН на Крымском мосту был сметён повстанцами более часа назад, и уже была прорвана блокада Белого дома, на Октябрьской площади было не меньше трёх тысяч народа, и люди постоянно подъезжали. Там, узнав что, где, как, народ (без преувеличений) нескончаемым потоком пешком направлялся к Белому дому, благо движение автомобилей было парализовано. На подходах к БД людей тормозили разнокалиберные лидеры оппозиции и направляли в Останкино. Пошли этим маршрутом и мы.
Путь до Смоленской площади прошёл без приключений, только потеряли где-то Широпаева, зато встретили наших бойцов участвовавших в штурме мэрии: очень конкретного человека Серёгу Пушкарёва (после 94-го его судьба не известна), Димку Венгра (ныне покойного) и других, в т.ч. долговязого усатого вечнобухого мужика (не помню как его звать, но он был постоянным атрибутом каждого застолья)). До БД мы не дошли, так как на революционном грузовике приехал один из вожаков оппозиции – Константинов и заорал в мегафон, что надо срочно вернуть телевидение народу.

18. На Останкино.

«На Останкино!» - закончил речь Константинов и его грузовик начал набирать скорость. Вдруг, к нашему удивлению, господин Залесский сорвался с места, побежал, запрыгнул в грузовик Константинова и тот умчался. «Прощай, Вадик» - переглянулись мы.
Залесский почему-то думал, что мы тоже поедем на этом грузовике. Щас! Чтобы какой-то Константинов нами командовал? Разве он один из нас? Он – оппозиция, мы – Хозяева. Пущай езжает, пущай срывает голос, горлопаня в мегафон - у нас своя свадьба.
По ходу движения слева и справа виднелись следы массовых беспорядков – раздолбанные машины, продавленные щиты, пыльные милицейские фуражки. Многотысячная толпа проходила мимо посольства США, и каждый счёл своим долгом кинуть камень в этот притон демократии, благо камней и различных обломков было предостаточно.
«Слушай, а кто все эти люди?» - спросил меня вдруг Димка Венгр, - «Митинги проходили 2-3 раза в неделю на протяжении нескольких лет. Каждый из тех митингов мог перерасти в Восстание. И хотя народу митинговало много, мы, в большинстве своём, знали друг друга в лицо. А это кто? Эти только сейчас повыползали. Осмелели, ёпт!»
Я огляделся вокруг – и правда: рядом были незнакомые лица. Общая дестабилизация всколыхнула и перемешала разные слои населения: интеллигенция и бомжы, отцы семейств и экстремалы-искатели приключений, москвичи и приезжие (рядом кто-то говорил с хохлятским акцентом), панки и «пивные животики», гопники и «белые воротнички» все вывалили на улицу, все шли куда-то кого-то валить. И самое интересное большинство из них прекрасно понимало, куда и зачем они идут. Или думало, что понимало.
Я отобрал у какого-то деда арматурину, которой он крошил забор рядом с американским посольством. Удобная штука – и в качестве древка для знамени можно использовать и череп кому-нибудь проломить. На обретённое древко я надел тот самый флаг и вместе с соратниками возглавил одну из колонн восставших.
Ибо если не мы, то кто?

19. Боец Костя.

Народ, в целом, приветствовал революционные колонны. Народ, в целом, был против Ельцина. Только вот вопрос: за кого? – этого не понимал никто.
Толстый, псевдоинтеллигентного вида мужик стоял на балконе, всем своим видом одобряя идущих мимо его дома на штурм Останкино людей. "Вот, наконец-то поднялся народ!" – читалось в счастливых глазах мужика. Однако, увидев мой имперский стяг, мужик подпрыгнул: "А монархисты тут чего делают?!" – прокричал он в толпу. Тут неожиданно для всех завёлся Костя Гусев: "Сука! Ты сегодня вечером на фонарном столбе висеть будешь!" – орал Костя, указывая на соответствующий столб, - "Ты, мразь, мне за 70 лет жидовской оккупации ответишь! Сегодня, сегодня же на этом столбе тебя вздёрнут!!!" и т.д., и т.п., и др.
Восставшие массы не поняли, что конкретно происходит, но при этом конкретно поняли, что этот мужик на балконе в чём-то неправ. Поэтому на всякий случай забросали балкон с мужиком кирпичами. Оно и правильно – нехрена одобрять Революцию стоя на балконе, в Революции надо участвовать. А зажигательная речь Кости Гусева подействовала на толпу как команда "фас!". Юмор ситуации заключается в том, что Костя тогда был худеньким, щупленьким студентешкой квазиинтеллигентного вида. Но смог таки зажечь массы.
+ + +
Какое-то существо кавказской национальности, проехало сквозь толпу на белом Мерседесе, затем вышло из машины, всем своим видом разжигая межнациональную рознь. Во как!!!
Существу быстро начистили рыло, но Косте Гусеву этого показалось мало, и он набросился на автомобиль. На потеху окружающим, Костя долго-долго колотил по Мерседесу чемоданом типа «дипломат», а потом вдруг вспомнил, что в дипломате лежит редчайший винил с записями Вагнера, о которых он мечтал с раннего детства (Надо пояснить, что мы были готовы к Революции в принципе, но мало кто ждал, что она начнётся именно сегодня). Пластинки оказались целы, но дипломат Костя всё равно потом потеряет, когда в Останкино начнётся реальная стрельба.

20. Экспроприации.

Поржав над Костей, мы прикинули, что путь нам предстоит не близкий и надо бы нам перекусить. Всего по дороге в Останкино мы ограбили два магазина. Сначала нашли коммерческую палатку, где продавцом был бы чёрный (это было не трудно), и сказали ему, чтобы отдавал нам всё, чем был богат. Но тут, конечно же, вмешались коммунисты и другие тараканники: «нельзя мародёрничать, мы же не варвары, всё должно быть законно» - блеяли они, мешая экспроприациям. Козлы, блять!
Чтобы их успокоить пришлось мне написать расписку, что Русская власть, попозже, возместит чурке все убытки, с перечислением изъятого у него добра. И добра-то всего было пара баллонов Колы, да два батона колбасы. Этого явно было мало.
Отделавшись от патриотов-тараканников, мы приглядели симпатичный магазин. Самое противное, что только мы вошли в этот магазин, все чурки сразу сбежали. Остался только один продавец – русский или около того. (Вообще в 90-ые, когда бьёшь чурку, то на его лице всегда читалось удивление. «За что?» – этот вопрос не стоял, как раз это было понятно всем. Чёрные искренне удивлялись: «Как ты посмел???»
Русофобия в начале 90-х была официальной политикой Российской Федерации, и если по телевизору с умным видом русофобствовали жиды, то в быту кавказцы и азиаты откровенно говорили, что русские – быдло, способное лишь для физического труда на заводах, а чёрные – чуть ли не высшая раса (6). Но главное, что среднестатистический москаль, зашуганный легендами о кавказской мафии, преданно вилял хвостиком перед любым чуркой. Возвращаясь к нашему повествованию, мы видим как все кавказороссияне слиняли при первом же шухере, подставив под раздачу опять же русского).
«Ну чего, любезнейший, давай нам всяческой снеди, или сам понимаешь – Революция..» - сказали мы продавцу многозначительно указав на толпы народа за витриной. Продавец покорно начал выкладывать на прилавок всё, на что мы ему показывали. Но вдруг торгаш заметно осмелел и даже начал нам возражать. Я заметил, что он с надеждой смотрит мимо нас, и проследил за его взглядом. Сквозь витрину было видно, как, к магазину подъезжал милицейский ГАЗик. «Бля, у ментов стволы, у нас только монтировки» - затряслись у меня поджилки, - «Революция только началась, а мы уже спалились!»
Тут машина плавно подкатилась к сАмому магазину, а за рулём вместо ментов сидели наши родненькие революционные казачки. Особенно запомнился тот, что сидел на переднем сидении трофейного ГАЗика, рядом с водителем. Этакий колоритно бравый, по-хозяйски довольный трофеем в частности и всем происходящим в целом, есаул (ну, или подъесаул)) с модной, выпендрёжно выставленной напоказ, шашкой.
«Так чего ты там говоришь?» - обратился я к продавцу, прервав тяжёлую паузу, прямо-таки осязаемо висевшую до того в магазине.

21. Дятел и дураки.

Набив брюхо, мы даже слегка осоловели. Идти дальше было лень, поэтому сама собой родилась идея новой экспроприации – нам нужен автотранспорт.
Я поднялся на какое-то возвышение с целью оглядеть окрестности. Огромная масса народу двигалась по улице. Это был (скорее всего) Проспект Мира, где проезжая часть была довольно широкой – 3-4 полосы в каждую сторону. По встречной полосе ещё сохранялось вялое движение автомобилей, но на север (на Север!) к Останкино двигалась безконечная колонна людей, которая появлялась откуда-то из-за горизонта и за горизонт уходила. Не знаю, чего потом насчитала статистика, но восставших было никак не меньше миллиона. Говорят, что ещё столько же людей в это время было у Белого дома, где уже вовсю праздновали победу. Это они, конечно, поторопились…
+ + +
Подходящего автотранспорта не было видно. Только 5-7 брошенных троллейбусов кучковались у тротуара. Рядом с ними я заметил подозрительного мужичонку, который похоже шакалил за восставшими. Когда он достал рацию, сомнений не осталось – стукач, - и я указал на него соратникам.
«Ну чего, дятел, стучишь?» - обложили его со всех сторон наши бойцы и примкнувшая к нам тусовка каких-то гопников. Он надменно и властно посмотрел на нас и извлёк из кармана Волшебную Красную Книжицу. Но тут же, сразу же, он осознал, что он только что подписал себе смертный приговор. Лицо его уже выражало совершенно другие чувства: недоумение, страх, панику. «Как же так?» - читалось в его глазах, - «Как же так? Моё удостоверение, которое ещё вчера открывало передо мною любые двери, которое приводило в трепет простых смертных и делало меня избранным, принадлежащим к высшей касте полубогов, вдруг, в одно мгновение перестало работать, да ещё из Волшебной Красной Книжечки, из палочки-выручалочки, превратилось в моё же обвинение???» Что там было написано в его удостоверении, никто даже не посмотрел – эксволшебную книжечку разорвали пополам и бросили на асфальт. Следом была разбита и растоптана рация. И только мы хотели линчевать самого шпиона, как, конечно же, откуда ни возьмись, нарисовалась толпа коммунаров и тараканников. «Что же вы делаете? У него же просто работа такая! Надо проявлять гуманизм, - только так мы привлечём на свою сторону массы! Он, небось, материальноответственный, а вы ему рацию разломали» - кудахтали коммунисты. «А рация – отечественного производителя!» - вторили им патриоты-тараканники.
Воспользовавшись замешательством, стукач задал стрекоча. Примкнувшая к нам банда гопников, лишившись жертвы, но ещё разгорячённая, начала крушить троллейбусы, дабы выпустить пар. «Что же вы делаете? Это же теперь наши, рабоче-крестьянские троллейбусы!» - снова закудахтали коммунисты. «И к тому же – отечественного производителя!» - вторили им патриоты-тараканники.
Общаться с этими было не выносимо, и мы двинули дальше в поисках транспорта.

22. Сладкое слово «Анархия».

«Карнавальная и трагическая атмосфера революционного безумия опьяняла. Только теперь, прозябая в путинской стабильности, можно оценить, что это было такое. И слава всем богам за то, что у нас это было. Ибо живший в революции жил не зря» - пишет о тех Событиях Алексей Алексеевич Широпаев. «Мы только ночь дышали вольно, а вы до старости – рабы» - вторит Широпаеву какой-то неизвестный бард, воспевший нашу Революцию.
Те самые массы, которых мечтали привлечь на свою сторону коммунисты, давно уже были здесь. Почуяв вольницу, настоящую свободу не скованную никакими рамками, законами, константами, постулатами и партийными догмами, массы крушили всё на своём пути. Пьяных не было ни одного, но все были опьянены внезапно обрушившейся на нас Свободой. (Кстати, насколько я помню, 3 октября было воскресением).
Нам, фашистам, по статусу положено сохранять ясность ума даже в такой ситуации. Но так мечталось поддастся животным инстинктам толпы и раствориться в сладчайшем опиуме всеобщего безумия. Это – инициация. Переживший Это уже не станет обычным никогда. Восстание закончится, но переживший Это станет или бандитом, или Поэтом, или сопьётся, может быть сдохнет, но никогда уже не будет просто обывателем.
У мусульман мы можем научиться тому, что каждый день нашей жизни – это бой (Большой Джихад). А у анархистов мы можем научиться тому, что бой – это весело. И это так: наша жизнь – это война, а война – это Карнавал!
+ + +
На каком-то перекрёстке прямо к нам в лапы неожиданно подкатил обычный рейсовый автобус. Мы быстренько его ангажировали, вежливо, всего с несколькими зуботычинами, объяснив водителю и пассажирам, что автобус необходим для нужд Революции. И только мы хотели тронуться в путь, как вдруг дикие революционные массы обрушились на наш автобус и разнесли его в клочья. Мы напряглись было, кто-то даже дал в рыло какому-то особо рьяному революционеру, но потом подумали – да хер с ним с автобусом, ща ещё один угоним где-нибудь.
Следующий экспроприированный автобус был ПАЗик – проехав метров 200 он встал, ибо кончился бензин. Водила нас об этом предупреждал, но мы думали – он лжёт.
И, наконец, в глухом переулке, куда мы пошли «до ветру», был обнаружен чудесный, комфортабельный «Икарус» с мягкими сидениями. Только мы его завели, как, словно из-под земли, появилась очередная тусовка красножопых с того же цвета знаменем и матюгальником. На сей раз у них хватило ума не бузить – они нагло забрались в нашу «боевую колесницу» и водрузили на ней свой флаг. Но вроде как нам было по пути. Так мы и приехали в Останкино – с красным знаменем с одного борта автобуса, с чёрно-жёлто-белым с другого. В то время такое было в порядке вещей. Если бы ещё вожак красножопых не орал бы всё время в мегафон прямо в салоне, то можно было бы сказать, что доехали с комфортом.

Останкино

23. Западня.

Выгрузившись из автобуса, мы отыскали в толпе ещё одну группу наших, и не совсем наших соратников во главе с Широпаевым.
В ФНРД в те дни формально доминировала идеология невмешательства: это не наша война, происходящее в стране – разборки между коммунистами, между разными отделами КГБ, и нам лезть в эти «семейные» склоки в качестве статистов абсолютно не имеет смысла. Однако де-факто мы действовали как раз наоборот. Видимо, когда мы подъехали, именно этот вопрос и обсуждался.
«Как добрались?» - спросил Широпаев. Я рассказал о трёх попытках угона автобусов. «Ну и как, как удержать этот молодецкую удаль и революционный порыв??!!!» - отреагировал на мои слова Алексеич, обращаясь не ко мне, а к каким-то хмырям, которые вечно окружают нашего великого поэта.
Народу у Останкино было, кстати, не так уж и много – тыщ 5 не больше, что по меркам бурного 93-го считалось вообще с гулькин член.
Диспозиция была такова: революционный народ тусовался на улице Академика Королёва – это достаточно широкое пространство, можно сказать – площадь. С одной стороны эта площадь была ограничена забором, за которым находился телецентр (здание АСК-1). С другой стороны площадь упиралась в технический центр (здание АСК-3), где, как мы знали, засел вражеский спецназ «Витязь».
Природа взяла своё, и нам захотелось отлить, для чего мы зашли за ограду, окружавшую АСК-1 – не посреди же площади нам справлять нужду? К нашему удивлению, за оградой стояли БТРы (7), а в самом здании находились солдаты. «Вряд ли эти люди за нас» - переговаривались мы, мочась в кусты на глазах у военнослужащих, – «А если эти не за нас, а в АСК-3 – точно враги, то похоже мы окружены».
После этих выводов, по уму, надо было бы валить оттуда на хрен. Но та легкость, с которой ребята сегодня разогнали ОМОН на Крымском мосту, прорвали блокаду БД и взяли мэрию, внушала нам эйфорический оптимизм – типа, основное уже сделали, хули осталось?? «Ща ещё народу тыщ 20 подтянется, затопчем любых врагов» - решили мы, однако, на всякий случай переместились поближе к Останкинскому парку, через который (как мы думали) можно было слинять в случае большого шухера.
К воротам перед АСК-1 периодически подъезжали грузовики и автобусы, подвозившие отряды невооружённых повстанцев. Реально вооружённое и готовое к бою подразделение я видел только одно – человек 10-12 бойцов, ранее участвовавших в Приднестровском конфликте. Они прошли в сторону АСК-3, где засел «Витязь».
+ + +
..А погода была охуительная. Солнце уже почти спряталось за горизонтом, площадь, и все кто был на ней, погрузились в тёплые, уютные сумерки. Было тихо, как бывает тихо перед бурей. Слышно было как сосны, растущие в парке, роняют наземь хвою. «А кабы ща бабу, да завалить под сосну, да оттарабанить во все пихательные!» - сказал я громко, так чтобы стайка молоденьких девиц, кучковавшихся неподалёку, меня услышала. Девицы, по виду зело-еси-православные, посмотрели в нашу сторону с недоумением, а одна – самая высокая и стройная – с интересом.
«Под сосной иголки колются!» - возразил мне кто-то из наших и, перефразировав известный анекдот, добавил: «Лучше уж сразу кактус ей в жопу засунуть!» Стайка девиц засеменила от нас подальше, но самая высокая и стройная всёж-таки оглянулась в нашу сторону: рот её был приоткрыт, губы влажны, а глаза растеряны. «Куда ведут меня эти клуши? Ведь ебут в другой стороне!» - читалось на её лице..

24. Пальба.

Какой-то кретин посредством матюгальника стал зазывать людей подойти ближе к техническому центру (где закрепился "Витязь"), мотивируя это тем тем, что кто-то с кем-то ведёт переговоры, и если этот кто-то с этим кем-то о чём-то не договорится, то всем немедленно надо бить стёкла в здании техцентра (что чуть позже и было сделано). Я тоже двинул туда, ибо увидел в толпе будущего лидера евразийцев А.Г. Дугина. Так мы стояли и беседовали до тех самых пор, покуда не началась стрельба: я с флагом, Широпаев, Дугин, Мишка Чахлый (впоследствии издатель первого русскоязычного скинхедовского журнала "Под ноль"), Митька Богемщик (впоследствии богемщик), ещё кто-то – толи Карагодин, толи Штепа, и ещё 2-3 человека, чьи личности мне незнакомы.
Часто задают вопрос: кто начал стрельбу в Останкино? Бля буду, сам видел – первый выстрел был со стороны "Витязя". Убили кого-нибудь или нет – не знаю, но то, что был одиночный выстрел со стороны техцентра – это совершенно точно. В ответ наши шмальнули из гранатомёта (8), и понеслось…
+ + +
Как только жахнул РПГ, сразу началась дикая автоматная стрельба со всех сторон. Мои соратники будто растворились в воздухе – все моментально расползлись по тротуарам и газонам. Я, к стыду своему, слегка замешкался – детство ещё играло в жопе – я первым делом свернул знамя, а только потом плюхнулся наземь и отполз за какую-то бетонную клумбу. Имперский флаг я спрятал под куртку, подумав: "Вот теперь это уже точно боевое знамя" (9).
Далее было приблизительно полчаса ползания по-пластунски и коротких перебежек. Русские – величайший народ, даже под пулями не теряющий присутствие Духа: всё происходившее воспринималось нами с чувством юмора. Лишь только коммунисты как всегда причитали, типа "Да чтож это твориться, они же в народ стреляют!" или "Теперь хунта Ельцина показала своё истинное лицо, теперь все поднимутся на борьбу!" Поднимутся, ага.
В какой-то момент откуда-то сверху на меня свалились Гагарин, Борман и с ними какая-то аппетитная сиськастая тёлка в камуфляже. Они приехали из Белого дома. Мы перекинулись парой фраз и почему-то расползлись в разные стороны.
Вдруг из темноты вышел мертвецки бледный мужик. С чуть согнутыми в локтях руками, словно зомби, он медленно шёл в полный рост, не обращая внимания на чивкающие вокруг пули, губы его беззвучно шевелились, а глаза пытались сфокусироваться на какой-то неведомой точке в районе его же собственного лба. Франкенштейн, ёпт!!!

25. Шоу.

Когда "Франкенштейн" добрёл до меня, я, к ужасу своему, понял, что та точка, которую стремятся увидеть его глаза, вполне реальна и осязаема – точно по середине лба у мужика красовалось аккуратненькое отверстие, явно пулевого происхождения. Грешно смеяться, но первое, что мне пришло на ум при виде этой картины: "Мне между глаз попал бычок, оставив там индийский знак" – стоки из песни "Сектора Газа". Смех смехом, но повторю для непонятливых: мужику пуля попала точно в голову, и он остался жив; хоть и в состоянии шока, но он передвигался на своих ногах. За базар отвечаю – сам видел.
Но никакой мистики в этом нет. Такого не может быть в настоящем бою, потому что пули там настоящие. Совсем другое дело, когда кому-то нужна имитация боя…
+ + +
Я отполз к Останкинскому парку, думая найти здесь своих. Отсюда было хорошо видно, что всё происходящее – это просто шоу. Со здания телецентра (АСК-1) кто-то неустанно шмалял трассерами по зданию техцентра (АСК-3). Из техцентра отвечали взаимностью.
В техцентре, как мы знаем засел проельцинский "Витязь". В телецентре, как мы выяснили, когда ходили туда ссать, тоже находились лояльные властям войска. Они стреляли друг в друга.
А дело тут, я думаю, вот в чём. Вооружённых повстанцев в Останкино я видел не более 15 человек. Остальных, безоружных можно было бы просто разогнать ударами прикладов. А режиссёрам этого спектакля нужен был полноценный бой, точнее его имитация. Для этого-то им и понадобились холостые патроны.
Нет, по нам-то они долбили боевыми, в т.ч. из пулемёта Владимирова (об этом ниже). А вот друг по другу – чегож взаправдашней смертию-то в своих пулять. Ну а "Франкенштейну" видимо случайно в лобешник накатили. Бывает.

26. Лейся песня.

Наконец-то нашёлся Широпаев и ещё кто-то из наших. Даже откуда-то, видимо из свежеограбленной хачёвской палатки появилось пиво. И тут приехал ещё один грузовик, который привёз ополченцев из Белого дома. Естественно, безоружных.
Мы подошли к грузовику и, не без удивления, обнаружили в нём Вадима Залесского, который покинул нас ещё днём, умотав с Константиновым на "революционном броневичке". На правах старшего товарища я обматерил Залесского последними словами и вытащил из грузовика за шкирку. Какой-то мудило, типа командир ополченцев, наехал на меня, прорычав: "Что за неуставные отношения???" Я что-то ответил про его маму и маму Вадика. Дискутировать не было никакой возможности, ибо со стороны Останкинского пруда на улицу выкатил БТР.
Сумасшедшие коммунисты почему-то решили, что это наши, стали кричать "Ура!" и всячески приветствовать появление этой боевой машины. БТР направил на них пулемёты и неторопливо поехал по улице Академика Королёва. "Неприятное ощущение" – сказал Широпаев, когда БТР проезжал мимо нас. И действительно, когда пулемётное дуло смотрит тебе прямо в лицо – ощущения приятными не назовёшь.
Доехав до конца улицы, БТР дал несколько коротких очередей из своего главного калибра – пулемёта Владимирова. Стрелял куда-то в сторону Ботанической улицы. Говорят, вроде как там залёг кто-то из повстанцев, вроде как кто-то даже был вооружён, и вроде как даже кто-то пытался воевать. Развернувшись БТР поехал обратно, всё также по-хозяйски медленно, как бы давая понять, что равных ему тут нет, а он – суть окончательное решение оппозиционного вопроса. Шоу кончилось, и все статисты либо пойдут в расход по домам, либо просто пойдут в расход.
Но мы не собирались плясать под чью-то дудку, пусть даже эта дудка калибра 14,5 мм. Единственное, что мы могли противопоставить мощи БТРа – это тот самый грузовик (кажется, это был ЗИЛ-131), на котором только что из БД приехал Залесский. Казачки развернули грузовик, поставив его на пути вражеской бронемашины. БТР неторопливо подъехал и боднул грузовик. Потом боднул его ещё раз. И в этот момент наши попытались забросать БТР коктейлями Молотова. Атака не была удачной, но русских людей надо любить хотя бы за намерения.
БТР попятился чуть назад, повёл башней и для начала расстрелял грузовик в упор, а потом начал садить мелкими очередями по толпе. Мы, естественно, залегли, и только одна коммунистка, которая всегда ходила с портретом Сталина, спряталась за деревом и стоя в полный рост во всю глотку затянула: "А первая пуля ранила коня, а вторая пуля ранила меня.." Ох-у-еть. Пуля БТРовского пулемёта (КПВТ) весит 60 грамм (для сравнения вес пули АК-74 – 3,5 грамма). Такие болванки летят с огромной скоростью справа и слева и любая из них пробьёт, на хуй, насквозь и дерево, и коня, и тебя вместе с конём, а эта дура стоит и песню горланит. Надо сказать, симпатичная баба, породистая. Была бы она лет на 30 помоложе – я б ей впердолил бы с кинетической энергией не ниже, чем у той пули, и со скорострельностью, не хуже, чем у того КПВТ)
Грузовик, кстати, сгорел. Вадим до сих пор думает, что я ему тогда спас жизнь, вытащив из того грузовика. Это, конечно, большое преувеличение. Но Залесский, как уже говорилось выше, теперь очень высокопоставленный мент, так что пусть думает, что он мне чем-то обязан)))

27. Уходим.

Только выползли мы из-под огня, отошли чуть в сторону, глянь – ещё подкатывают 4-5 БТРов, да ещё и с автоматчиками на броне. "Ну а это-то хоть наши?" – спросил меня какой-то тупорылый коммунист, воспитанный на совковых сказках о патриотизме и свято верящий, что народ и армия едины. Терпеливо объясняю ему – нет, не наши.
Ловить больше было нечего. Мы и с одним то БТРом справиться не смогли – посему, пора валить отсюда, нах.. – справедливо рассудили мы и двинули к метро. Вообще прикольно ездить на войну и с войны на метро.
В заключенье я удивил всех тем, что вытащил из рюкзака чистую одежду и переоделся. Ну а чо? Мы не знаем, что происходит сейчас в городе, допустим сейчас ментовские патрули, бейтаровцы и ополченцы Гайдара ходят и отлавливают наших поодиночке, например. По одежде сразу видно, кто только что ползал под пулями на пузе, а по мне – нет.
Кстати, как позже выяснилось, Егор Гайдар (тогда зампред Совмина РФ и автор идиотских экономических реформ) реально выступил по телевизору, призвав сторонников "молодой российской демократии" прийти к мэрии, дабы оную демократию защитить. И там реально набежало гопоты и наркоты порядка батальона, и некоторые со своими стволами. Незаконное вооружённое формирование, вобщем-то. Только раз оно за Ельцина, значит им всё можно.
+ + +
"Самыми светлыми в этой истории были безнадёжные романтики, те русские мальчики, которые, не имея с этого ничего, кроме возможности на полчаса стать героями, были в это втянуты, и были, по сути, пушечным мясом. И у Ачалова, и у Ельцина, и у Хасбулатова, и у Гайдара были рекруты. С обеих сторон был произведён рекрутский набор самых храбрых, самых отпетых, чудесных романтиков, которых, по сути, там и положили" – скажет потом Александр Невзоров. Сложно не согласиться.
Бригадой человек в десять мы шли от Останкино. На встречу – тоже человек 10, чистореальных пацанов, возрастом лет 15-16, на лицо архетипичные природные русаки. "Где тут стреляют?" – спросили чистореальные пацаны. Мы пытались остановить их, уговорить не ходить туда. Это было безполезно. Мальчишки шли на войну, и огнём горели их глаза…
Это и были те самые "отпетые чудесные романтики", о которых говорил Александр Глебович, квинтэссенция всей отпетости, чудесности и романтичности. Судя по всему им, по большому счёту, было плевать на какую войну идти. Главное, чтобы была Война. Что стало с этими пацанами – этого не знает никто. Но счастлив тот народ, который, несмотря ни на какие матриархальные толерантности, продолжает рождать таких мальчиков.
+ + +
Часть наших поехала снова к Белому дому, воевать дальше. А я двинул к жене отсыпаться. Устал я. Но финальная сцена этого дня была такой: разгорячённая толпа фашистов вломилась в магазин. Владелец магазина, конечно же, грузин, этакий "грузин-классик", этакий Волосатый Гиви, застыл за прилавком неподвижно, боясь пошевелиться, но при этом, чтобы не упасть в собственных глазах, он по-хозяйски скрестил волосатые руки на груди. "Нэ трогай!" – говорит Волосатый Гиви, когда фашисты, перегнувшись через прилавок, начинают забирать всё что им понравилось. "Нэ трогай!" – ещё раз повторяет Волосатый Гиви, хотя сделать он ничего не может, потому что иначе его немедленно и безапелляционно прямо здесь убьют. "Нэ трогай!" – опять повторяет Волосатый Гиви, хотя никто не обращает внимания на его слова. "Нэ трогай!" – вновь и вновь произносит Гиви своё заклинание, но десятки рук хватают кто бухло, кто еду, кто деньги из кассы.
"Кому принадлежит Россия?" – вдруг выкрикивает один из фашистов риторический вопрос. "Нам!!!" – десяток глоток гаркнули риторический ответ. Фашисты уходят. Становится тихо.
И пусть кто-то скажет, что в том Октябре мы были пешками в чьей-то игре, пушечным мясом, расходным материалом и блаблаблабла. Может быть, оно так и есть, но оно того стоило!

Послесловие

В отличие от братского и дружественного РНЕ, которое занималось воспитанием головорезов-боевиков (что тоже важно и нужно), наш ФНРД делал основную ставку на интеллектуальное развитие бойцов, взращивая новую национальную элиту. И в этом мы добились весьма и весьма больших успехов: где бы ни оказывались наши соратники – в бизнесе, госструктурах, политике, искусстве – они всегда занимают лидирующие и центровые позиции, руководящие и креативные должности.
Наши есть везде. Как в России появляется что-то яркое и фееричное – к этому обязательно приложил руку кто-то из ФНРД. Некоторых я вижу исключительно по телевизору, как, например, ФНРДшника и скиновского авторитета Берию, который появляется на дико гламурных тусовках, совмещая при этом работу журналиста с преподаванием физкультуры в одной из московских школ. Махно (редактор журнала "Под ноль") вообще стал де-факто праотцом всего русского скинхедовского движения. Дизайнер Шайба (издатель художественного журнала "Руна") создал оригинальное направление в живописи (условно названное "Шайбизмом"), и хотя сейчас он перестал работать в этом стиле, многочисленные художники-родноверы развивают эту весьма востребованную тему. Что касается поэзии, то достаточно назвать одну фамилию – Широпаев – как всё становится предельно ясно. Илья Лазоренко (ныне лидер движения залессцев) в своё время создал нашумевшую КККлановскую секту "Священную Церковь Белой Расы" – много ли вы знаете людей способных создать собственную секту? Кое-кто из наших имеет кабинет в 10 метрах от Кремля, кое-кто внедрён в руководство крупнейших буржуйских корпораций, а кто-то в откровенно вражеских (либеральных и коммунистических) организациях ведёт подрывную работу на благо Русских. Боец ФНРД, некто С.Соловьёв получил благодарственную грамоту от Новодворской "За вклад в дело демократии" (ах, наивная Валерия Ильинична!))). Спец (бывший когда-то панком и, кажется, басистом группы "Чудо-юдо") прошёл две чеченские войны и получил высшую награду РФ – Звезду Героя. А вот, например, некто Сергей Сергеевич дважды отсидел в тюрьме – и что? – он стал авторитетом там. Где бы ни появлялись наши люди, они всегда "при делах".
Пиар и СМИ – это отдельная тема нашей деятельности, но об этом писать подробнее не имею никакой возможности. Скажу только, что одно время легендарное Народное радио было полностью оккупировано ФНРД, и, собственно, во многом благодаря нам оно и стало-то легендарным. А по поводу пиара – мы блестяще провели несколько масштабных всероссийских пиар-компаний, результаты которых столь очевидны, что не стоит говорить о них вслух.
+ + +
Наша работа в СМИ началась с выпуска в 1992 году печатного органа ФНРД – маленькой газетки "Наш Марш", позже переименованной в "Народный строй". Эти маленькие газетёнки стали мощным мировоззренческим прорывом русской национальной мысли – впервые в новейшей истории открыто излагались те идеи, о которых ранее говорили лишь шёпотом. Позже знамя национального авангарда подхватила легендарная газета "Штурмовик" – издание Русского Национального Союза, чей лидер Константин Касимовский прямо говорил, что его "Штурмовик" продолжает дело ФНРД и "Нашего Марша". Ещё одна газета – "Лимонка" (НБП) – на протяжении нескольких лет (до раскола НБП на лимоновцев и дугинистов) была без сомнения лучшим изданием из когда-либо выпускавшихся в РФ. А первая редколлегия "Лимонки" (Д.Невелёв, Д.Дубшин и А.Цветков) состояла из людей, так или иначе, в разное время и по разным поводам сотрудничавших с ФНРД. Другое мощнейшее издание 90-х – независимая газета "Империя", опять же была укомплектована нашими соратниками, в частности Алексей Широпаев вёл там постоянную рубрику. А уж на этих газетах – "Лимонка", "Штурмовик", "Империя" – воспитана вся остальная ныне здравствующая и бурно развивающаяся русская журналистика.
Всё это дало повод к тому, что в начале нового тысячелетия бойцов ФНРД (и людей концентрировавшихся вокруг ФНРД) новое поколение русских националистов начало называть "Изначальными". Что, скажу без ложной скромности, справедливо. А основой этой ФНРДшной закваски стал, несомненно, драйв и пафос Русского Бунта 1993 года.
+ + +
ФНРД жив и будет жить вечно. Конечно, сейчас он представляет собой нечто качественно иное, чем то, что было почти 20 лет назад. Но при этом, никто из нас и не думал отрекаться от своего фашистского прошлого. Те, кто жил в СССР наверняка помнят фразу В.С. Высоцкого, сказанную им на концерте в Торонто по поводу своих блатных песен. Перефразируя слова народного поэта, мы говорим: Фашизм дал нам очень многое, в плане чистоты, простоты и работы над формой. Но это вовсе не означает, что мы закостенеем в этих формах и перестанем развиваться дальше. Мы чаем нечто большее, автохтонно глубинное, но радикально новое, что когда-то в далёкие 90-ые, получило условное и весьма приблизительное название – "Русский Фашизм".
Глубже консерваторов, футуристичнее прогрессистов, свободнее, чем мама анархия, вперёд, к новому Октябрю!



-----------------
(1) Современная цивилизация живёт по Григорианскому календарю. Этот календарь был введён в 1582 году Римским Папой Григорием XIII, в рамках проводимой им т.н. "контрреформации" (решения Тридентского собора (1545-63), проводимые в жизнь иезуитами), которая утвердила действующие (на издыхании) и по сей день устои Католицизма. Особо не стесняясь, Римский Папа сделал точкой отсчёта нового календаря свой день рождения. Т.е. сейчас во всём мире под видом Нового года празднуется день рождения Григория XIII.
(2) Яроврат – известный блоггер середины 2000-х годов, основатель технократической секты "Монолит".
(3) Почитание Четверга – придуманная группой соратников еженедельная акция, сопровождающаяся алкогольными возлияниями. Сейчас среднестатистический россиянин, отработав на хозяина 5 дней в неделю, расслабляется (как правило) в пятницу вечером, несмотря на то, что пятница – постный день (в пятницу жиды Христа распяли). Затем, в субботу, большинство россиян мается с похмелья и не делает ничего, тем самым, справляя шабад совокупно с иудеями. Четверг же – это день Тайной Вечери, когда, как известно, сам Спаситель пил вино со своими учениками. Почитание Четверга – дело не только богоугодное, но и объединяющее людей свободолюбивых, и отсеивающее людей лишних. У язычников Четверг был посвящён богу Тору, а в Древнем Риме – Сатурну.
(4) Как уточнил тов. Залесский это была не Кока-кола, а Пепси в советских тоталитарных бутылках ёмкостью 0,33. Наверное, это важно)
(5) Уточнение: эти слова были произнесены не с трибуны Белого дома, а с балкона поверженной мэрии.
(6) Например, известная история, как я укусил за ногу азербайджанца (если кто не знает: меня тогда держали за руки и за ноги, и мне ничего не оставалось, как грызть противника зубами). Азербайджанец побежал в свою машину и вернулся с пистолетом. Я тоже побежал домой и вернулся с двустволкой. Собралась толпа людей, и чурка начал мирные переговоры. Айзер пытался убедить окружающих, что я плохой человек, и главным его аргументом был тот факт, что я нигде не работаю. Годом позже этого азербайджанца посадили в тюрьму за незаконный оборот оружия, наркотиков, драгметаллов, а также за хищение людей. И по мнению этого существа, я должен вставать в 6 утра по звонку будильника, чтобы идти куда-нибудь на завод? Щас!)
(7) Мне очень навязчиво кажется, что я там видел БМПшки. Но все уверяют, что там стояли только БТРы. Вероятно, я ошибаюсь. По официальным данным там находилась рота внутренних войск.
(8) Многие утверждают, что из гранатомёта стреляли учебным боеприпасом. Это очень похоже на правду – выстрел из РПГ был, а вот взрыва гранаты я что-то не слышал. Позже я видел и гранатомётчика – он ховался по кустам не зная чего делать: боеприпасов больше не было, а гранатомёт выбрасывать – вроде как жалко. Это ж не "Муха" какая-нибудь, это ж РПГ-7 – "артиллерия партизан и террористов")
(9) Уже дома на чёрно-жёлто-белый стяге я обнаружил аккуратненькую дырочку: от пули ли, или просто порвалось – врать не буду, не знаю. Но флаг этот храню и сейчас. Рано или поздно, но обязательно мы водрузим его над развалинами поверженных зиггуратов нынешнего глобального каганата и скажем: "Да, теперь эта планета – наша планета".
Ведь всё ещё только начинается)))

· Вернуться на страничку новостей

Перепечатка материалов разрешена. Ссылка на газету и сайт обязательна.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.
© За Русское Дело.