ГАЗЕТА "ПОТАЕННОЕ"

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

 

ГЛАВНАЯ  НОВОСТИ    АРХИВ    КНИГИ    КОНТАКТЫ


• Социально-экономические условия жизни президентов

  Миф о бревенчатой хижине

В своей известной книге «Американское содружество» Джеймс Брайс рассматривает институт президентской власти в США как «самый значительный пост, самый значительный в мире, если не считать папского престола, до которого может подняться каждый человек благодаря собственным достоинствам». Этот прославленный британский гость, будучи человеком мудрым, понимал, что успех людей необязательно зависит от их положения. Богатые не в меньшей мере, чем бедные или представители среднего класса, могут иметь необходимые «достоинства». Но Брайс как человек образованный и уважаемый теолог католицизма согласился с распространенной среди ученых его времени точкой зрения, что папы римские почти всегда являются выходцами из крестьян в отличие от епископов и архиепископов, которые, за редким исключением, аристократы от рождения. Сравнивая институт президентской власти с папской властью, Брайс обращал внимание на то, что американские президенты обычно были людьми низкого или скромного происхождения и достатка. Эта мысль столь часто повторялась, причем не только Брайсом и другими иностранными путешественниками, но и красноречивыми американцами, что в результате многие стали воспринимать ее как догмат американской веры. Мы знали, что Вашингтон, Джефферсон, оба Рузвельта и некоторые другие президенты родились в богатых семьях, и все же нам нравилось тешить себя надеждой, что эти президенты нетипичны. Но верно ли это? И так ли обстояло дело в течение столетия, после того как Брайс посетил Соединенные Штаты?

Веру в простое происхождение большинства президентов — при всей ее популярности и живучести — никогда тщательно не исследовали (и, разумеется, не подтверждали фактами) те, кто выступал в ее поддержку: ораторы, авторы редакционных статей и политические деятели. В данной главе я попытаюсь ответить на вопросы, касающиеся происхождения президентов, приводя данные о социальных и материальных условиях жизни семей, в которых они родились.

В третьей главе помещены материалы, содержащие мое определение классов общества, к которым принадлежали семьи президентов. Такое определение необходимо для сопоставления положения семей наших высших руководителей с положением семей тех, кем они руководили. Надеюсь, я не выдам преждевременно слишком большого секрета, если приведу здесь свое деление американской социальной структуры на шесть классов, начиная от высшего слоя высшего класса на верхней ступени социальной лестницы - через низший слой высшего класса, в высший и низший слои среднего класса и высший слой низшего класса — и кончая низшим слоем низшего класса. Разумеется, я предложу и свои критерии принадлежности к тому или иному классу. Но прежде чем я это сделаю, возможно, сами читатели, знакомясь с социальными виньетками, представленными в этой главе, сочтут полезным испытать себя и попытаются самостоятельно определить принадлежность каждой президентской семьи к тому или иному из этих шести классов, а затем сравнить свои выводы с моими. Предупреждение тем, кто намерен играть в такую игру, о необходимости проявлять внимание поможет играть с большей эффективностью.

На представленных ниже социальных портретах обычно фигурируют родители, бабушки и дедушки и более далекие предки президентов, учившиеся в университетах и бывшие адвокатами, врачами, священниками, владевшие тысячами акров земли (а если это были южане в период до Гражданской войны — то и десятками рабов), свободно расходовавшие тысячи долларов отнюдь не на предметы первой необходимости, пользовавшиеся влиянием в своем приходе, игравшие активную роль в местных добровольных обществах и занимавшие многие общественные и государственные посты, выступая в роли мировых судей или членов законодательных органов на местах и в штатах. Многие читатели могут отнестись к этому как к явлению общераспространенному и обычному. Не вдаваясь в исторические подробности, я пока ограничусь лишь замечанием, что следующая глава содержит материалы, свидетельствующие, насколько нетипичными были и остаются даже самые скромные достижения, упоминаемые в этом кратком перечне.

Поскольку мы располагаем подлинной сокровищницей подробных сведений социального плана о семьях многих президентов, по теме одной лишь этой главы можно было бы написать целую книгу. В силу необходимости я был вынужден отобрать часть материала, обращая внимание на те разделы семейной хроники, которые помогают установить социальное положение семьи. И если различным семьям отведено неодинаковое количество строк, то это объясняется различием в объеме имеющихся о них достоверных сведений. В некоторых случаях я был склонен включать скорее большее, а не меньшее количество материала, отказываясь от принципа пропорциональности, если данные о какой-либо семье были исключительно интересны и давали ключ к пониманию сути дела. Пытаясь определить условия жизни семей президентов в более четкой исторической перспективе, я перемежал описания социальных портретов историческими зарисовками, отражающими важные изменения в американском обществе.

В 1789 году в соответствии с федеральной конституцией, вступившей в силу в начале года, Джордж Вашингтон стал первым президентом Соединенных Штатов. К этой конституции стали наконец относиться с уважением. Однако в период, предшествовавший ее принятию, она послужила причиной раскола нации на противостоящие друг другу лагеря, и в ее поддержку высказывалось меньшинство населения. Лишь немногие историки разделяют «иконоборческое» мнение Чарлза Бирда, что «отцы-основатели» конституции руководствовались в основном стремлением преумножить богатство людей, себе подобных, путем принуждения правительства при новой системе принимать по номиналу принадлежавшие им сильно обесцененные банкноты. Точно так же лишь немногие историки будут отрицать, что в состав новой нации вошли классы, резко различавшиеся по своему богатству, статусу и влиянию. Белые взрослые мужчины все еще были лишены права голоса на основании имущественного ценза и вероисповедания. И хотя число лиц, пользовавшихся правом голоса, все же было намного больше, чем это представлялось «прогрессивным историкам» двумя поколениями ранее, в политике и в обществе господствовала лишь небольшая группа людей, соперничавших друг с другом за получение большего количества голосов избирателей.

К 1800 году негры составляли почти 20% населения. Остальные в своем подавляющем большинстве являлись потомками англичан, но родившимися в Америке. В основном это был мир мужчин. К женщинам многие американцы относились как к своего рода «придатку», считая, что смысл их жизни в том, чтобы выйти замуж и управлять своим маленьким домашним мирком, точно так же как мужчины руководили большим миром — обществом. В 1776 году Джефферсон писал, что все мужчины обладают от рождения равными правами. В 1790 году почти все черные были рабами, а большинство белых владели лишь малой долей общественного богатства. Главным родом занятий в тот период было сельское хозяйство, однако важное и всевозрастающее значение приобретали торговля, финансы и промышленность, о чем свидетельствует политика, проводимая первым министром финансов США Александром Гамильтоном, представлявшим в этих вопросах точку зрения администрации Вашингтона.

Джордж Вашингтон был первым и последним президентом, выдвинутым на этот пост не по решению и не при поддержке политической партии. Кандидатуры всех остальных деятелей, сменявших его на этом посту, были предложены одной из двух партий, которые с начала 90-х годов XVIII века господствовали в американской политике: сначала федералисты и джефферсоновские республиканцы, затем, к 20-м годам XIX века, национальные республиканцы, которых вскоре сменила партия вигов, и джэксоновские демократы, а с середины 50-х годов XIX века — республиканцы и демократы. Ничто не свидетельствует о том, что выборщики, отдававшие предпочтение Вашингтону, или кокусы (кокус - закрытое заседание партийных лидеров с целью выдвижения кандидата партии на выборы) и съезды партий, выдвигавшие остальных президентов, очень уж интересовались социальным положением семей своих кандидатов. Они скорее интересовались, как я попытаюсь показать, насколько их кандидаты кажутся привлекательными избирателям, а также тем, насколько «здорова» основа их личного характера и убеждений.

Джордж Вашингтон родился в богатой и знатной вирджинской семье. Известный биограф Вашингтона называет ее «достопочтенной» и выполнявшей функции, являвшиеся монополией «джентльменов» в этом классово чувствительном обществе. Другой биограф свидетельствует о столь безупречной репутации этой семьи в обществе, называемом им «полуаристократическим», что не существовало такого положения, которое Вашингтон не мог бы занять по праву. Первым из этого семейства вступил на землю Вирджинии Джон Вашингтон, сын состоятельного священника, эмигрировавший из Англии в начале второй половины XVII столетия. (Следует иметь в виду, что если в Новом Свете университетское образование, профессия, богатство и политическое влияние были явлением нечастым, то в Старом Свете они были еще более редки.) Дед будущего героя был влиятельным юристом, оставившим после себя значительное состояние. Он упрочил свое положение, женившись на девушке из более обеспеченной семьи, и это впоследствии стало семейной традицией. Его жена Милдред, бабушка Джорджа (в девичестве Уорнер), была дочерью джентльмена, члена Королевского совета — привилегированного органа в колонии, доступ в который имели представители лишь высшего слоя вирджинского общества.

Августин Вашингтон, отец Джорджа, был плантатором и крупным землевладельцем. Как пишет Дуглас Фримен, к моменту рождения сына, которому предстояло большое будущее, он был «небогат, но преуспевал». Эти слова свидетельствуют о преувеличенном представлении Фримена о размерах богатства и собственности большинства вирджинцев того времени. Когда Джордж был ребенком, Августин Вашингтон владел 49 рабами и более чем 10 тыс. акров земли. Уподобляясь стоявшим у руководства людям той эпохи, он проявлял активность в рамках своей общины: был церковным старостой, шерифом, душеприказчиком в наследных делах, то есть исполнял функции, которые поручались лишь людям высокого положения. Мать президента, Мэри Болл Вашингтон, еще в детстве получила по наследству имение, и это позволило ей жить в комфорте как владелице земли, скота и рабов и пользоваться в общине высокой репутацией. После смерти матери молодая наследница вскоре вошла в занимавшую высокое социальное положение семью, жившую на плантации близ реки Потомак. Семья второго президента, Джона Адамса, была далеко не так обеспечена, как семья Вашингтонов. Однако к моменту рождения Джона Адамса ее вряд ли можно было считать совсем уж неприметной. И дело не в том, что Адамсы не добились больших успехов, а скорее в том, что обстановка, в которой они жили, была скромной. Тот факт, что семья Адамсов представляла собой крупных рыб в маленьком пруду, сводит на нет все попытки поместить эту семью, как и некоторые другие президентские семьи, в соответствующую социальную нишу. С присущей американцам склонностью принижать изначальное положение выдающихся личностей один из потомков президента, Чарлз Фрэнсис Адамс, характеризовал отца президента (которого тоже звали Джон Адамс) как «типичного фермера средней руки из Новой Англии». Но второму президенту было лучше известно истинное положение дел. И, как он сам отмечал, «почти все деловые операции в городке осуществлял» его отец. Брейнтри — городок, о котором идет речь, — возможно, и был колыбелью президентских семей, но, бесспорно, не отличался большими размерами.

Джон Адамс-старший был фермером, но не совсем обычным и продолжал традицию активного служения обществу, начало которой положили первые Адамсы в середине XVII века. Прапрадед президента, Джозеф Адамс, был членом городского совета и землемером и тем служил своему городу. Правнук Джозефа Адамса, Джон Адамс-старший, был одним из столпов маленькой общины, возможно, второй фигурой среди тех, кого современный автор называет «старейшинами племени», захватившими все ключевые посты. Отец президента был лейтенантом милиции, дьяконом, долгое время членом городского совета и вторым уважаемым человеком в городе после полковника Джона Куинси, самого известного горожанина. (Вскоре Адамсы и Куинси породнились, заключив брачные союзы.)

(Э. Пессен, Миф о бревенчатой хижине. "Прогресс", М., 1987)
 


Газета "ПОТАЕННОЕ", г. Санкт-Петербург
Перепечатка материалов разрешена. Ссылка на газету и сайт обязательна.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.